~Ewigkeit~
Маршал Ли полагал, что мораль проста: Мы в ответе всегда - все - за сабж поста
Часть 3.
На западном фронте без перемен.


Время действия: (семь лет спустя) 17 день Осенних Молний 12 года К.В. – 10 день Весенних Ветров 13 года К.В.


1

В комнате вдруг стемнело. Герцогиня Придд отложила вышивание и посмотрела в окно – крупные белые хлопья падали сплошной стеной, словно в небе кто-то разорвал огромную подушку с куриными перьями. До Излома еще неделя, но зима началась раньше.

Cкоро перевалы в горах окончательно занесет снегом, и можно будет перевести дух. Западную армию с начала осени будоражили слухи о дриксах, якобы виденных у Айзмессер. Маршал Ариго решил усилить защиту перевалов, для чего в Ноймаринен был направлен корпус генерала Придда.

Хорошо, что рядом с Валентином были Катершванцы и Арно, посланный регентом «осмотреться». Младший из братьев Савиньяков уже несколько лет служил капитаном охраны Его Величества, но рвался в действующую армию. Кажется, Лионель наконец решил уступить…

И все равно, Лайза не могла не волноваться, хотя и прятала страх за улыбкой, чтобы не беспокоить домашних. Все обитатели фамильной резиденции Приддов, от конюшего до самого герцога знали, что у госпожи герцогини слабое сердце.

Именно сердце едва не стоило ей жизни во время первых родов; узнав, что Лайза снова беременна, домашний врач схватился за голову. Всем было велено ходить на цыпочках, дабы не беспокоить «больную». Старшими детьми занялись слуги, а Лайзе только и разрешали, что вышивать. «Рассвет на вершине Хексберг» был почти готов, а до родов еще больше двух месяцев. Поискать новый рисунок или попросить Клауса принести что-нибудь из библиотеки?

Лайза улыбнулась, вспоминая свои первые дни в Васспарде. Клаус-Максимилиан казался таким строгим! Только два года спустя он признался, что испугался свалившейся как снег на голову невестки и отгородился фолиантами, изучать которые, к слову сказать, дамам из высшего общества было вовсе не обязательно. Одна «История Двадцатилетней» чего стоила!

Над головой словно проскакал табун лошадей, раздались звонкие голоса. Любимая игра: маршал Савиньяк в Гаунау. Судя по доносящимся визгам, роль Лионеля в этот раз досталась Ангелике, а Джастин играл Хейла – генерала от кавалерии. Лайза пока оставалась единственной, кто различал близняшек по голосам. В роли Хайнриха, как всегда, толстый сын Илсе – дети не знают разницы между господами и слугами…

Жаль, Арно до сих пор не женился – их дети могли бы расти вместе. Вот с обоими Катершванцами Валентин уже успел обменяться подарками по случаю рождения сыновей, но их семьи жили на севере Бергмарк. И жалко, что граф Ариго все-таки отправил Ингрид в Гаярэ со всеми тремя сорванцами.

Хотя, Джастин и Ангелика, если и скучали, то только по отцу и «дяде Арно». Валентин приезжал домой не так часто, как хотелось бы. Впрочем, и ей, и детям хотелось, чтобы он не уезжал вообще, но это было невозможно. Тридцатидвухлетнего генерала Придда пророчили в преемники маршалу Ариго, буде с тем что-нибудь случится. Генерал мог воевать, не оглядываясь - о родовом гнезде заботился Клаус, которому, кстати говоря, давно пора подыскивать жену… А младший из сыновей Вальтера Придда, Питер-Иммануил, решил пойти по стопам старшего брата. Прослужив три года оруженосцем у маршала Эмиля, он написал домой, что остается в Южной Армии.

Жаль, письма из Савиньяка идут долго. Франческа также ждала вестей из армии, им было о чем поговорить. Дочь фельпского дожа никогда не видела ни герцога, ни герцогиню Придд, но она написала первой. О том, как потеряла первого мужа, и как теперь боится отпускать Эмиля – но отпускает, пряча за шестнадцатью замками свои страхи. Мужчины должны идти своей дорогой, даже если она ведет по краю Заката, а матерям и женам остается ждать…

Снег за окном шел и шел, становясь всё мельче и злее. За ночь наверняка наметет сугробы. Нужно попросить Илсе связать детям новые варежки, а Йонасу напомнить достать из кладовки салазки.

Зимние вечера кажутся бесконечными; если все время вышивать, можно сойти с ума или ослепнуть. Ничего не случится, если сегодня она побудет с детьми немного дольше. Лайза начала осторожно подниматься – дай врачам волю, они посадят ее на носилки, но герцогиня Придд вполне может ходить без посторонней помощи! Главное – встать. Левое плечо внезапно заныло, неужели опять продуло сквозняком? Лайза нашарила взглядом лежащую на соседнем кресле шаль… Резкая боль в левой стороне груди заставила вскрикнуть, перед глазами вспыхнули сине-фиолетовые круги. «Синий браслет! Оберег Валентина!» - с этой мыслью Лайза потеряла сознание.

@темы: Валентин Придд, фанфики, отблески этерны, Сердце