21:57 

2.4

~Ewigkeit~
Маршал Ли полагал, что мораль проста: Мы в ответе всегда - все - за сабж поста
4
Первым, разумеется, примчался Арно Савиньяк, у которого не хватило терпения дождаться застрявшего на юге Эмиля. Виконт Сэ прискакал в Васспард на три дня раньше остальных гостей.

Вторым прибыл маршал Ариго вместе с женой и трехлетним сыном, в сопровождении Ойгена Райнштайнера и близнецов Катершванцев.

Белокурый малыш Анри с недоверием обозрел встречающих и потянулся к Лайзе. Граф Ариго подкрутил усы и подмигнул Валентину, который с серьезным видом обнимался с близнецами-бергерами. Графиня Ингрид рассмеялась и обняла Лайзу вместе с сыном. Она вышла замуж за тогда еще генерала 4 года назад, сразу по окончании войны, одарив графа Ариго парой десятков здоровенных белобрысых родичей из Бергмарк. По этому случаю Жермон затеял строить рядом с домом предков в Гаярэ бергерский замок, но пока графиня жила с мужем в Аконе. Лайза тоже не отказалась бы перебраться поближе к расположению Западной армии, но Валентин был непреклонен – герцогиня Придд должна жить в Васспарде, дабы не вызвать ненужных пересудов.

Тем более, сплетен хватало и без того, о чем Клаус-Максимилиан счел нужным напомнить герцогине перед самым началом приема. Лайза заворожено кружилась перед зеркалом, любуясь нежно-сиреневым платьем с золотыми лентами. В уложенных в замысловатую прическу волосах сверкала изумрудами диадема, на шее красовалось аметистовое ожерелье.

- Вы прекрасны, - вежливо сообщил Клаус. Таким тоном говорят о вчерашней погоде. – Полагаю, мужчины будут очарованы. С женщинами сложнее – графини и баронессы кусают локти, что упустили знатного жениха, который достался внебрачной дочери захолустного барона. Вам нужно вести себя безупречно, не давая повода усомниться в оправданности выбора герцога Придда. Будьте спокойны и равно вежливы со всеми, постарайтесь не замечать оскорбительных намеков – не сомневаюсь, что они будут, но не позволяйте чужой зависти вывести вас из себя.

- Мы будем рядом, - подошедший Валентин осторожно, чтобы не помять ленты, обнял жену и поцеловал в лоб.

Герцог Придд выглядел безупречно – светло-фиолетовый камзол украшала золотая цепь с аметистами и еще несколько цепочек потоньше. Воротник и манжеты на фоне загорелой кожи казались ослепительно белыми, тщательно расчесанные каштановые волосы обрамляли серьезное лицо. Лайза обняла мужа за талию и посмотрела в зеркало. Герцог и герцогиня Придд были действительно красивой парой!

Громко стукнул жезлом церемониймейстер – и вот они уже идут сквозь украшенные золотыми спрутами двери туда, где шумит и волнуется людское море. На герцогскую чету устремились сотни взглядов – восхищенных, любопытных и где-то наверняка завистливых. Лайза шла медленно и плавно, как учила ее Ирэна, смотря прямо перед собой. Улыбнулся и подмигнул Арно, одобрительно качнула головой Ингрид, худая дама в зеленом ханжески поджала губы. Подслеповато сощурилась старушка в розовых рюшах, высокий подтянутый генерал усмехнулся в седые усы. Склонился в подобострастном поклоне полный господин в парике с буклями, а носатый прыщавый парень смерил герцогиню оценивающим взглядом. Прием по случаю свадьбы главы дома Приддов начался!

Два дня тому назад Арно и Клаус, увлекшись спором, нарисовали аж на десяти листах генеалогические древа главных аристократических домов Золотых Земель. Получившаяся картина больше всего напоминала сцепившихся в драке спрутов – причем четверых или пятерых сразу. Убив три часа на попытки объяснить Лайзе, кто кому и кем приходится, Арно махнул рукой – «в Талиге все всем родственники». Но сейчас Савиньяк-младший все равно пристроился рядом, шепотом представляя подходящих гостей. Через полчаса у Лайзы начала кружиться голова от «троюродных внучатых племянников», «усыновленных бастардов второго мужа», «теток жены кузена» и прочих дальних и не очень чьих-то родичей. В голове вертелось совершенно некуртуазное «нашему забору двоюродный плетень», но от подсказок имелась несомненная польза. Светская беседа требовала прославить предка-героя Двадцатилетней, поинтересоваться здоровьем общей троюродной бабушки и сочувственно помянуть свернувшего шею на охоте соседа по родовым владениям.

Гости шли и шли. Молодые и старые, красивые и уродливые, лысые, лохматые и в париках… От сверкающих украшений рябило в глазах, а сиропные комплименты словно превратили воздух в вязкую патоку. Слушая очередного медоточивого барона, герцогиня Придд вдруг поняла, что осталась одна. Валентина увел седоусый генерал, матрона с двумя набеленными девицами чуть не под руки утащили Арно, Клаус, вроде бы, ушел за напитками, но пропал. Барон вылил весь мед и откланялся, а его место заняли две дамы в строгих коричневых платьях. Первая была моложе и полнее, вторая – старше и костлявей, но смотрели они одинаково. «Умишко заячий, да зубы волчьи» - дочери графа из Старой Придды отличались от дочерей метлихского кузнеца разве что туалетами.

- Мы счастливы познакомиться с вами, герцогиня, - проворковала младшая, впившись глазами в фиолетовые аметисты на шее Лайзы. – В последнее время все только о вас и говорят. Такая романтическая история! Герцог и «девочка в окошке»! Мы с сестрой так любим читать житие святой Октавии!

История Октавии и Рамиро сегодня была самым навязчивым компонентом сиропа. Некоторые поминали святую без задней мысли, другие же умудрялись приправить медок дегтем, а то и ядом.

-… Это безумно интересно! – подхватила старшая графиня. – Дорогая Лайза – ведь я могу называть вас так? – откройте тайну, где вы познакомились с нашим дорогим герцогом? Неужели на постоялом дворе, как святая Октавия? А может, вы собирали цветы или пасли овец?

Лайза старательно улыбнулась одними губами, как учил Клаус. Песенку о пастушке, потерявшей невинность в объятиях проезжего дворянина, она слышала год назад на ярмарке – пьяные подмастерья задирали деревенского увальня. Тот только глазами хлопал – в песне мешались талигойские и дриксенские слова. Отец тогда зло сплюнул и поспешил увести дочерей подальше.

Не дождавшись ответа, графини продолжили ворковать. О прелести деревенской жизни и тяготах жизни дворянской.

К счастью, откуда-то притопал малыш Анри и, вцепившись «тете Айзе» в юбку, потребовал конфет. Раскланявшись с поджавшими губы графинями, Лайза повела ребенка к столику со сладостями.

А вечер, между тем, продолжался. Аристократы раскланивались друг с другом, беседовали, закусывали вино конфетами и ждали ужина. От тяжелой прически начинала болеть голова. Неподалеку мелькнул Валентин, но исчез раньше, чем Лайза успела до него дойти. Растерявшись, герцогиня Придд застыла посреди зала, и тут сбоку донеслось…

- Знаете, дорогой граф, в наши времена всего можно ожидать, - вещала носатая дама в малиновом берете, - но этот, с позволения сказать, наследник древнего рода перешел все границы. Покойный герцог Вальтер никогда не допустил бы подобного – притащить в гнездо Приддов какую-то оборванку. Дочка барона от придорожной шлюхи! Не воображает же она, что мы не узнаем правды!

- И не говорите, дорогая! – вторил завитой как баран собеседник, час назад рассыпавшийся перед Лайзой в комплиментах. – Но я знаю Валентина с детства, он никогда бы не вступил в подобный союз. Боюсь предположить, что могло его заставить. Возможно, в дело вмешались дриксенские шпионы, которые грозились уничтожить его семью. Мальчик не так давно потерял родителей, а его младший брат сейчас в Олларии.

- О, это было бы слишком просто, граф. Я предполагаю худшее – эта «святая Октавия» наверняка спуталась с Врагом. Знаете, древние ритуалы позволяют…

Лайза сама не заметила, как вылетела из зала в темный коридор, ведущий в сторону кухни. Сколько же злобы живет в этих медоточивых гадюках! Герцогиня Придд поняла, что задыхается от слез. Хотелось сорвать с себя все украшения и бежать, куда глаза глядят, от гудящего за спиной улья. Почему эти люди не могут спокойно смотреть на чужое счастье? Лайза прижалась лбом к прохладной стене, чувствуя, как струятся по щекам слезы. За что?..

- Йонас мой по молодости в Варасте служил, - сказали за спиной, и Лайза рывком обернулась. Полная белокурая женщина в вышитом переднике служила в замке кастеляншей. Кажется, она впервые заговорила с «госпожой герцогиней» по-человечески. – Там звери водятся – навроде змеи, только с лапами и волосатые, что волчий хвост. Жрут падаль али зверушку, какая слабая попадется, да и друг другом не брезгуют. Местные их ызаргами прозывают. Так вот, мой Йонас как эту свору в зале увидел, так сразу и говорит: ызарги, мол, кишат.

Про кишащих волосатых змей Лайзе рассказывал Арно, а тому – старший брат Эмиль, когда-то воевавший в Варасте. Слышало бы разряженное в пух и прах высокородное общество, как его сравнивают со степными падальщиками! Клокочущая внутри обида вдруг исчезла, побежденная рвущимся наружу смехом.

- Спасибо, - улыбнулась герцогиня сквозь высыхающие слезы. - И вам, и Йонасу. Как вас зовут?

- Илсе мое имя, - расплылась в ответной улыбке кастелянша. - Да вы не бойтесь этих графьев, обнаглеют – сразу к мужу идите. Наш герцог любую гадину прищучит, не шпагой, так словом.

- Точно! – подтвердил сзади Арно. - Госпожа герцогиня Лайза, вас там господин отец-барон искать изволят!

- Иду! Спасибо вам, Илсе!

- Да чего уж там…

Непривычно разодетый барон спешил навстречу, распахивая любящие объятия. Подставляя лоб для поцелуя, Лайза почувствовала, как в горле встает ком. Отчаянно хотелось спросить про настоящих родителей – но вокруг кишели ряженые ызарги, готовые вцепиться в любой намек.

К счастью, церемониймейстер как раз приглашал гостей к столу, и в возникшей суете барон шепнул на ухо:

- Привет тебе от мамки с папкой. Просили передать, что ладно у них все, сестра твоя младшая простыла по осени, да уже выздоровела. Что в ответ скажешь?

- Передайте, что я их люблю и помню. И еще… что мне хорошо здесь!

Валентин рядом, а с остальным она справится!

Барон довольно кивнул и повел «дочь» к столу.

Лайза, наконец, увидела Валентина – но легче от этого не стало. По традиции, герцог и герцогиня сидели на разных концах невозможно длинного стола. Графы и бароны жевали и галдели, галдели и жевали, провозглашая тосты «за герцогиню», «за Его Величество Карла Четвертого», «за господина регента всея Талига»…

Справа от герцогини Придд, на правах друга семьи, сидел Арно, слева – прямой как палка генерал Райнштайнер. Валентин предупреждал, что лучшего друга маршала Ариго можно с непривычки испугаться, но Лайза была благодарна молчаливому бергеру. Под его пристальным взглядом фамильярные разговоры затихали сами собой.

Пир закончился едва ли не за полночь. Гости понемногу расползались спать, и герцог Придд смог, наконец-то, добраться до жены.

Проводив Лайзу в спальню, Валентин сам помог ей снять платье и корсет, разобрал прическу и на руках отнес в кровать. Через минуту Лайза уже спала, уткнувшись носом в плечо мужа, и ей ничего не снилось.

@темы: Валентин Придд, фанфики, отблески этерны, Сердце

URL
Комментарии
2011-06-06 в 11:53 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Ой, а что случилось? Слова сливаются...

2011-06-06 в 12:05 

~Ewigkeit~
Маршал Ли полагал, что мораль проста: Мы в ответе всегда - все - за сабж поста
Дайри глючит. Сейчас вроде нормально.

URL
2011-06-28 в 16:47 

ketinosha
К ошибкам - это не ко мне, а к моей клавиатуре (c)Некий йуйный аффтар
очень очень очень интресно!Лайза действительно молодец...

   

Heimat der Ewigkeit

главная