23:02 

2.3

~Ewigkeit~
Маршал Ли полагал, что мораль проста: Мы в ответе всегда - все - за сабж поста
3
Графиня Гирке не отпускала язвительных замечаний и не выводила Лайзу из себя издевательской вежливостью. Она просто наблюдала. Молча, безучастно, порой рассеяно. Но рядом с ней почему-то хотелось провалиться сквозь землю. Провалиться не получалось, зато «ученица» путалась в подоле, проливала на скатерть противный горький шадди и вытирала рот рукавом.

С Клаусом было легче, но сейчас они сидели за столом втроем, и Лайза вежливо кромсала на 16 частей ни в чем не повинную котлету. Она знала, что к ночи взвоет от голода, но кусок не лез в горло. Ирэна молча наблюдала.

Седой лакей в фиолетовом шагнул в столовую и застыл, ожидая, пока его заметят.

- В чем дело, Пауль? – поднял брови Клаус-Максимилиан.

- Прибыл герцог Придд.

Вихрем пролетев мимо удивленного слуги, Лайза бросилась по коридору. Наконец-то! На лестнице она едва не упала, запнувшись за ковер, и чуть не сбила с ног служанку с кипой белья. Слуги уже открывали тяжелые двери со спрутами.

Лайза выбежала на крыльцо и остановилась, тяжело дыша и не сводя глаз с поднимающегося навстречу юноши в черно-белом мундире. Валентин – о чудо! – улыбался.

- Я счастлив видеть вас, эрэа.

В столовую они вошли рука об руку. Здороваясь с младшим братом, Ирэна смерила невестку осуждающим взглядом, но Лайзе было все равно. Губы, помимо ее воли, расплывались в улыбке.

Клаус поинтересовался здоровьем графа Ариго и положением в Гельбе. Разъезды доносят, что в Гельбе желтеют лиственницы, а маршал Жермон каждое утро фехтует с генералом Райнштанером, чему и рад. Через пять дней из Надора ожидаются обозы с фуражом, но добраться к двадцатому числу до Васспарда маршал успеет.

Закончив обмен любезностями, Валентин ушел переодеваться, а Лайза взялась за вилку. Взгляд Ирэны почему-то больше не пугал.



Вечер пролетел незаметно. Подали вино, но пить никто не стал. Клаус рассказывал о разосланных приглашениях. Весть о внезапной женитьбе герцога облетела Внутреннюю Придду до невозможности быстро. Графини и баронессы, точившие зубы на единственного холостого талигойского герцога, без сомнения, были весьма разочарованы, однако посетить прием в Васспарде не отказался никто. Пусть не повезло с герцогом, повезет с его братом, и, кроме того, ожидается много знатных военных.

С юга написал Эмиль Савиньяк – Франческа дохаживает последний месяц, так что они приедут только вдвоем с Арно. Графиня Арлетта останется с невесткой в Сэ, здоровье не позволяет ей путешествовать осенью. Его Превосходительство Регент Талига, разумеется, Олларию не покинет. В чем никто и не сомневался, приглашение Лионелю посылали из вежливости.

Валентин и Клаус говорили о высшей знати Талига, как в Метлих обсуждали родичей из соседней деревни. Кто-то проигрался в карты, кто-то женился, а у того – три дочери на выданье. Лайза слушала, широко раскрыв глаза: многие фамилии она даже не слышала, а через неделю ей предстоит принимать их в роли хозяйки дома. Впрочем, главному Ирэна с Клаусом ее уже научили. Не путать столовые приборы, молчать и иногда улыбаться. Многозначительно.

Графиня Гирке в разговоре участия не принимала. Откинувшись в кресле, она молча смотрела на пылающий в камине огонь, думая о своем. А потом ушла, сославшись на усталость.

Поразмыслив, Лайза решила последовать ее примеру. Этикет не позволит мужчинам покинуть даму, а Валентин наверняка утомился с дороги...

Отпустив Грету – эта девушка была единственной, кто не обливал «госпожу герцогиню» холодным презрением – Лайза устроилась перед зеркалом, с наслаждением вытаскивая из волос шпильки. От сложной конструкции к вечеру начинала болеть голова, но косы герцогини не носят. Даже простые горожанки делают себе прически, что уж говорить о дамах из высшего света, которым горничные строят на голове дворцы и башни.

Украшенный серебряным спрутом гребень легко скользил по волосам, и те постепенно окутывали Лайзу мягкими, золотистыми волнами.

Интересно, Валентин уже лег спать? Мама с отцом всегда ночевали в одной комнате, если не болел никто из детей. У герцогов наверняка все сложнее – Ирэну Лайза спросить не успела, а Клауса – не решилась. В дороге Валентин требовал у хозяев гостиниц смежные комнаты, вежливо оставляя молодую супругу одну, по прибытии же в замок провел ночь неизвестно где. Точнее, наверняка в своей спальне – но ее местонахождение до сих пор оставалось для Лайзы тайной.

Отложив гребень, девушка разделила волосы на пряди – на ночь она привычно заплетала две косы. Первая из них уже была готова, когда колыхнулись свечи, и знакомый спокойный голос произнес:

- Разрешите, я сделаю это сам.

Прохладные пальцы коснулись шеи, заставив девушку вздрогнуть. Это не было похоже на страх, но сердце колотилось как сумасшедшее, а дыхание сбивалось, словно она опять бежала через ночной лес, чтобы увидеть своего герцога.

Заплетенная коса змеей скользнула по спине. Валентин погасил стоящие у зеркала свечи и потянул Лайзу за руку, вынуждая подняться. По-кошачьи блеснули в полумраке светлые глаза, сильная рука нежно легла на затылок. Лайза зажмурилась, словно собиралась прыгать с обрыва, горячие сухие губы коснулись шеи – и мир обрушился в пропасть.

Так чувствует себя подхваченный ветром осенний лист, то взмывающий к небу, то, кружась, стремящийся к земле. Или лодка в штормовом море, которую сначала возносит, а потом накрывает волной, утягивая вниз, вниз…

Спустя вечность горячая волна вдруг схлынула, оставив после себя странно приятную усталость. Лайза медленно открыла глаза – мир еще слегка кружился. Одна из кос совсем расплелась, на комоде догорала единственная свеча. Валентин лежал на животе почти поперек кровати, положив голову на руки, и смотрел на жену широко распахнутыми блестящими глазами. Покраснев от смущения, Лайза нашарила сбитое в ком одеяло и кое-как натянула его на себя.

- Валентин…

- Только что ты звала меня иначе.

Краснеть было уже некуда, оставалось отвести взгляд. Зачем она подслушала тот разговор?! Валентин – слишком длинно, и на гребне очередной волны пришло другое имя. Короткое, будто вздох, ласковое, как брызги морской пены, прохладное, словно ночной ветер – Тинэ.

- Прошу прощения, не стоило… Капитан Савиньяк…

- Арно просто сократил северное имя на южный манер. Полагаю, он не откажется поделиться с тобой привилегией называть полковника Придда именно так. Когда мы одни, разумеется.

- Конечно.

- Иди сюда.

Они так и уснули поперек огромной, впору медведям, кровати, тесно прижавшись друг к другу. По обоюдному согласию не став отыскивать забытые где-то на полу ночные рубашки. Засыпая, Лайза слушала, как стучит рядом – не чужое! – самое родное на свете сердце.


@темы: Валентин Придд, фанфики, отблески этерны, Сердце

URL
Комментарии
2011-06-04 в 16:21 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Добралась наконец-то дочитать полностью - интересной получается эта... новая Октавия. :)
очнеь живая девушка, и трудности вхождения простой девочки в герцогскую семью замечательно расписаны.

2011-06-05 в 21:59 

~Ewigkeit~
Маршал Ли полагал, что мораль проста: Мы в ответе всегда - все - за сабж поста
Спасибо, Мирилас :)
Кстати, все никак не выпадало случая - хотела поблагодарить за ссылку на Гармарну. Я на них подсела)))

URL
2011-06-06 в 06:52 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
~Ewigkeit~
Да пожалуйста. :) Траву надо нести в народ... :)

   

Heimat der Ewigkeit

главная